Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
 Загрузить публикацию/сайт
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Чубур А.А., Портал "Археология России", 2005
Библиотека -> Очарованный древностью. Константин Михайлович Поликарпович: жизнь, открытия, ученик -> стр. 155 (155 из 187; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад << 151 152 153 154 155 156 157 158 159 >> вперед > | последняя
картины и в родном Трубчевске. Известно, что он писал стихи: тетрадь с ними поступила в архив ИИМК РАН из Воронежа. Всеволод Протасьевич был дружен в юношестве со своим ровесником, известным русским философом-мистиком и писателем Даниилом Андреевым, родившемся и долго жившим в Трубчевске, бродил с ним вдвоем по лесным дебрям на реке Неруссе.

20 января 1985 года в возрасте 79 лет археолог, художник, поэт, музыкант, человек трудной судьбы Всеволод Протасьевич Левенок скончался в своей квартире на Васильевском острове в Ленинграде. Это был талантливый, разносторонне одаренный, упорный и верный науке, необычайно жизнелюбивый человек, он вынес много тягот и лишений, но пронес свою яркую индивидуальность сквозь оккупацию, сквозь фашистские и сталинские концлагеря, через унижения, гонения и славу, в общем – сквозь «огонь, воду и медные трубы».

Глава 3. Владимир Будько

Не ясен свет, когда светило
Лишь набирает высоту.

В. Высоцкий

Будько был младшим в плеяде учеников Поликарповича но, как казалось, самым удачливым из них. Почему? Ну, хотя бы потому, что он был единственным, кто, вроде бы, сразу пошел непосредственно по стопам учителя, продолжая изучать открытые им палеолитические памятники – Юревичи, Елисеевичи, Юдиново, Бердыж, Гренск…

Впрочем, обо всем по порядку. Родился Владимир Дмитриевич 30 декабря 1927 г. в селе Лиски Рогачевского района Гомельской области, на юго-востоке Белоруссии. Пережил войну, окончил школу, служил в армии, а затем в госбезопасности. На тридцатом году жизни, в 1957 г., он окончил исторический факультет Белорусского государственного университета. К этому времени он уже побывал не раз в археологических экспедициях и после раздумий окончательно решил связать свою жизнь с изучением палеолита. Тематика казалась перспективной, особенно учитывая то, что стареющий Поликарпович уже с большим трудом вел полевые исследования (ему было 68 лет!), а учеников, которые продолжат его главную палеолитическую тематику, пока более не оказалось. Вернувшийся из лагерей Левенок увлекся неолитом и продолжал учиться в Ленинграде. Заверняев из Брянска копал открытое им Почепское селище первых веков нашей эры, этим же периодом занялся Л.Д. Поболь… Иными словами: вот она – перспективная тема и – никакой конкуренции. А в придачу «переходящий лавровый венок» – слава учителя, патриарха белорусской археологии. Весной 1958 г. В.Д. Будько был принят в аспирантуру Института Истории АН БССР, с 1 апреля он уже участвовал в заседаниях Сектора Археологии.

Научным руководителем, благодаря протекции К.М. Поликарповича, согласился стать уже весьма известный к тому времени палеолитовед, участник раскопок Бердыжа в 1939 г., сотрудник Ленинградского отделения Института Археологии А.Н. Рогачев. 1 Кстати, после защиты кандидатской диссертации в 1948 г. Рогачев имел большое желание перевестись на работу из Ленинграда в Минск, но переход не удался. 2, 3 Летом  1958 г. Будько уже работал в составе крупнейшей палеолитической экспедиции СССР – Костенковской. К этому времени Александр Николаевич Рогачев возглавлял ее, сменив на посту своего учителя, академика Ефименко. В составе экспедиции в том же году, кстати, проводил первые свои разведки на Дону и В.П. Левенок. Будько же участвовал в раскопках Кельсиевской стоянки (Костенки 13), относящейся к костенковско-авдеевской культуре – той же, что и Бердыж. Его раскоп был невелик (всего 6 х 3 м), но дал весьма представительный материал – наконечники с боковой выемкой, ножи костенковского типа, костяные изделия. Работа с А.Н. Рогачевым, сокрушившим классическую стадиальную теорию своим «конкретно-историческим подходом», делящим верхний палеолит не на стадии (ориньяк, солютре, мадлен и их ступени), а на самодостаточные археологические культуры, дала ощущение новой школы, новой волны, продемонстрировала для белорусского аспиранта совершенно новое преломление известных фактов 4.

Будько пытался сменить тему работы, занявшись жилищами палеолита (в первую очередь – Юдиново), но и у Рогачева, и у Поликарповича такой подход вызвал резонный протест, после чего пришлось вернуться к «Палеолиту Белоруссии».

рис. 122. В. Д. Будько
рис. 123. А.Н. Рогачев

 Тогда же, летом 1958 г., Будько побывал на ряде памятников Украины – Молодово 1 и 5 на Днестре, где копал А.П. Черныш, Гонцы (Полтавская обл.), Радомышль (здесь работал киевлянин Иван Гаврилович Шовкопляс, так же, как и Рогачев, ученик академика Ефименко). В 1959-1961 гг. Будько вел


1 - А.М. Романов – краевед из г. Навли, отличавшийся довольно поверхностными научными знаниями и страстью к коллекционированию. К сожалению и ныне краеведов «романовского типа» немало, а их писанина издается многотысячными тиражами.
1 - Рогачев Александр Николаевич (28.08.1912 - 17.04.1984) из бедных крестьян, родился в с. Альдия Моршанского уезда Тамбовской губ., испытал тяготы и лишения (ранняя смерть отца, батрачество). В 16 лет поступил в Моршанский педтехникум, оттуда, переведен на педагогический факультет Воронежского университета, а с 1931 г. в Ленинградский университет, где стал изучать археологию. В аспирантуре ГАИМК научными руководителями стали П.П. Ефименко и Ф.В. Кипарисов. В 1934 г. Рогачев, имеющий уже археологический опыт раскопок городищ и курганных могильников, отправился в Костенки в качестве помощника П.П. Ефименко. В составе его экспедиции он исследовал Костенки 1, 8 и 4 с уникальными жилищами. С осени 1939 г., после участия в раскопках Бердыжа, Рогачев – в Красной армии, где его застала Великая Отечественная война. Только в 1947 г. Рогачев вернулся в ИИМК и в 1948 г. защитил кандидатскую диссертацию по Костенкам 4. В 1949 г., после кончины М.В. Воеводского, Рогачеву поручено завершить раскопки Авдеевской стоянки (Курская обл.) в рамках масштабного по замыслу проекта Ефименко – Сеймско-Донской русско-украинской экспедиции, просуществовавшей год. В 1955 г. Рогачев предпринял комплексное обследование палеолита центра Русской равнины. Еще ранее он обратил внимание на то, что синхронные памятники дают резко отличающиеся друг от друга культурные остатки. Это заставило предположить, что развитие культуры в верхнем палеолите не было прямолинейным и экстерриториальным. Сотрудничая с представителями естественных наук, Рогачев сделал вывод о существовании локальных палеолитических культур, взамен общепризнанной тогда стадиальной схемы.
2 - Серафим Хомченко еще школьником помогал Г.М. Поршнякову создавать отдел природы музея, основанного как раз в доме, построенном в 1905 г. трубчанином Миклухой и ранее сдававшемся внаем. Миклуха, которому к 1913 г. было уже за 80 лет, и воспитывал внука Серафима – сына дочери, по мужу – Хомченко. В дальнейшем Серафим получил высшее образование, работал фенологом в Сибирском филиале АН СССР и опубликовал ряд научных работ.
2 - «Жду В.И. Равдоникаса из Москвы, чтобы получить разрешение на поездку к Вам в Минск для переговоров о возможности постоянной работы в Вашем секторе. Глубоко сознаю все минусы этого предприятия, но вынужден поступить так ввиду крайней необеспеченности меня в ИИМК на протяжении последних 1,5 лет. Я до сих пор получаю 1000 р. и не имею квартиры (всего лишь 9 кв.м. комнату на 4 человек). Здоровье мое, жены и сына, переживших блокаду в Ленинграде, находится под угрозой. Если в результате переговоров выяснится, что Минск может обеспечить меня лучше, чем ИИМК, я немедленно переезжаю к Вам. Сопротивление дирекции ИИМК легко преодолеть, так как я их обвиняю в моей необеспеченности положенным штатным окладом. Сложилась обстановка так, что о нормальных условиях работы остается только мечтать. Тяжело покидать ИИМК и Костенки, но ответ «пусть сидит на 1000 р. меня возмущает. Надеюсь, дорогой Константин Михайлович, что с Вашей помощью я без значительных трудностей приобщусь к археологии Белоруссии. А если будут попытки вернуть меня в ИИМК, я сохраню гнев. П.П. Ефименко о моем таком решении не знает – второй месяц отдыхает где-то в Кисловодске, в Костенки приехать он не выбрал времени, общался со мной только телеграммами… Если в Минске меня не могут обеспечить квартирой площадью 25-30 м в течение января-февраля, окладом не меньше 2000 р. и какими-то минимальными условиями для завершения начатой работы по Костенкам 4, то дайте мне телеграмму, чтобы я не делал расходов на поездку к Вам…» (Рогачев – Поликарповичу, 23.11.1948)
3 - Кветуньские курганы В.П. Левенок начал изучать задолго до их главного исследователя В.А. Падина.
3 - «Прошу Вас в своем Институте выяснить вопрос о возможности моей работы у Вас в секторе по совместительству на любых условиях, лишь бы была 1000 р. в месяц и оплата приезда и квартирных на время пребывания в Минске. После защиты диссертации мое экономическое положение не изменилось, я по прежнему получаю 1050 р. в месяц и пока нет перспективы на увеличение. Педагогическая работа имеется, но она отвлекает от первобытности, и я не хочу ей заниматься. В дальнейшем, если мне понравится Минск и я окрепну еще больше работая в ИИМК, могу и совсем переехать к Вам. Сейчас же мне жаль институт, к которому я привязан костенковскими материалами. Ставить так вопрос меня вынуждают обстоятельства, т.к. семья моя, состоявшая из 4 едоков, теперь увеличилась, у меня родился второй сын. Если будет возможность, сообщите мне какие имеются у Вас возможности на мое совместительство. Ваш Рогачев». (письмо К.М. Поликарповичу от 15.10.1948).
4 - школьник из Бежицы, участвовавший в раскопках, впоследствии ведущий смоленский археолог, доктор исторических наук, профессор Евгений Альфредович Шмидт.
4 - вот отрывок из письма А.Н. Рогачева к К.М. Поликарповичу от 15.10.1948, где излагаются результаты раскопок, заставившие его усомниться в стадиальной схеме членения палеолита: «После защиты диссертации в июне удалось побывать с 9000 р. в Костенках. Копал на первой стоянке и вполне удачно. В юго-восточном углу жилой площадки, вскрытой П.П. Ефименко, и рядом я заложил три больших шурфа, глубиною по 4 метра и обнаружил в одном из них (4 х 4 м) пять горизонтов культурных остатков. Верхний (гл.1,2 м) обычный, типа К-1, представляет собой соседний комплекс с ямами типа круглых краевых К-1 и с наконечниками с выемкой. Второй – на глубине 1,4-1,5 м – отдельные находки кремней в суглинке. Третий горизонт мощный – на глубине 2 м вскрыл только часть мощной округлой линзы с костями и кремнями. Четвертый горизонт на глубине 3 м. Представлен осколками костей лошади и десятком кремней, залегающих в ископаемой почве. Наконец пятый, нижний горизонт на глубине 3,5-3,75 м связан со второй нижней почвенной прослойкой и залегает на ней. Этот горизонт оказался очень интересным формами кремневых орудий, причем весь кремень (по 200-250 экз. на кв.м) валунный, желтый. Из этого горизонта имеются три наконечника копий или стрел, двусторонне обработанных с вогнутым основанием… Формы очень поздние, в этом и интерес находки… Основания этих треугольников обработаны особенно тщательно и с обоих сторон. Скребки тоже короткие с высокой ретушью. Наши авторитеты М.И. Артамонов, М.П. Грязнов утверждают полную аналогию наконечников и скребков с ранней бронзой…»

начало | < назад << 151 152 153 154 155 156 157 158 159 >> вперед > | последняя
© Чубур А.А., Портал "Археология России", 2005
Изображения
В. Д. Будько

А.Н. Рогачев

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.1868