Logo
Новости :: Библиотека :: Галерея :: Форум :: Почта :: Поиск
:
:


 
Сделать стартовой ] [ Добавить в избранное ] [ Написать авторам ] [ Регистрация ] 
Разделы 
 О проекте
 Новости археологии
 Новостная лента RSS Портала "Археология России"
 Библиотека
     Анонс поступлений
     Предметный каталог
     Алфавитный каталог
     Учебники
     Источники
     Археологическое законодательство
     Электронные публикации
     Полевые отчеты
     Книжная лавка
 Галерея
 Поиск
 Сообщество
 Персональные настройки
 Вопросы/Ответы
     О регистрации
     Баннер Портала
     Новостная лента Портала на Вашем сайте
     О форуме
     О галерее
 Ресурсы сети
Новые поступления
 Лепота ИзБранного, Сорокин А.Н., 2012
 Чернигов — крупный исторический, культурный и экономический центр УССР, Палажченко Л.Я., Киев, 1988
 Историческое развитие Чернигова в памятниках истории и культуры, Тронько П.Т., Киев, 1988
 Киев и Чернигов в IX—XIII вв., Толочко П.П., Киев, 1988
 Основные этапы развития древнего Чернигова, Коваленко В.П., Киев, 1988
 Первое письменное упоминание Чернигова в связи с проблемой формирования города, Брайчевский М.Ю., Киев, 1988
 Восточные источники о трех группах русов. Артания и анты, Боровский Я.Е., Киев, 1988
 Левобережная Украина в VII—XIII вв., Сухобоков О.В., Киев, 1988
Галерея
Последние поступления в галерее
Библиотека
Orphus Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
© Авилова Л.И., Портал "Археология России", 2007
Библиотека -> Древнее металлопроизводство в Иране и Месопотамии -> стр. 13 (13 из 19; автоматическая разбивка на стр.)
начало | < назад << 9 10 11 12 13 14 15 16 17 >> вперед > | последняя
искусственных примесей, мышьяковая бронза (по терминологии западных исследователей, мышьяковая медь с содержанием As ниже 1%), оловянная бронза (рис. 18). МВ в Двуречье представлен лишь 3 анализами, все изделия изготовлены из «чистой» меди. Зато для территории Ирана имеется представительная серия из 69 анализов. Наиболее важно, что уже в это раннее время металлургически «чистая» медь не являлась доминирующим материалом, а составляла меньше половины анализов (44%). На первом месте (54%) стоит медно-мышьяковый сплав, в основном с примесью никеля, характерной для месторождений Талмесси-Мескани. Было бы слишком прямолинейно утверждать, что в столь раннее время мы имеем дело с целенаправленным массовым производством мышьяковых бронз. Безошибочно отличить в одном конкретном случае целенаправленно изготовленный искусственный сплав меди с мышьяком от природного практически невозможно, т.к. даже в самородной меди содержание мышьяка может достигать 20% [Maddin, Stech Wheeler, Muhly, 1980]. Статистическая обработка больших массивов материала, когда четко выделяются группы металлических изделий с различными концентрациями той или иной примеси, позволяет решить этот вопрос. Этому условию абсолютно удовлетворяет создание и обработка компьютерных БД. Здесь уместно напомнить о давнем споре исследователей об искусственной или естественной природе примеси мышьяка в сплавах.

Примесь мышьяка значительно улучшает свойства металла по сравнению с «чистой» медью – такая бронза обладает высокой текучестью, ковкостью и твердостью. В отечественной литературе распространена точка зрения Е.Н. Черных, основанная на статистической обработке данных химического анализа материалов из Восточной Европы. Еще в 60-х гг. ХХ в. им были определены критерии искусственного сплава меди с мышьяком, причем выяснилось, что содержание As зависит от функции изделия: орудия и оружие содержат до 5%, а украшения – до 20% As [Черных, 1966, 43]. Наблюдаются и более частные зависимости между функциональным назначением изделия и составом использованного металла: так, при исследовании материалов из Египта IV-III тыс. до н.э. выяснилось, что высокие концентрации мышьяка гораздо чаще встречаются в ножах и кинжалах, тогда как орудия ударного действия (топоры, тесла) производили из сплава с низким содержанием As [Eaton, McKerrel, 1976, 175]. Однако значения пороговых величин, начиная с которых проявляются полезные свойства примесей мышьяка и олова, не являются общепринятыми. В западной литературе считается, что для олова такой порог концентрации определяется величиной свыше 5%, а для мышьяка колеблется в пределах 1-5% [Eaton, McKerrel, 1976, 169-170]. В результате многолетних историко-металлургических исследований в рамках Лаборатории естественнонаучных методов ИА РАН было принято, что границей концентрации, выше которой начинаются искусственные сплавы, для мышьяка является обычно 0.5%. Образцы с более высоким содержанием As относятся к искусственным мышьяковым бронзам. Следует отметить, что при таком условии термин «мышьяковая медь» в целом соответствует мышьяковой бронзе в нашем понимании; благодаря этому мы можем пользоваться данными зарубежных исследователей при статистических подсчетах.

Важно подчеркнуть, что уже в энеолите в Иране налицо массовое применение медно-мышьяковых сплавов. Их могли получать из определенных типов руд с природной примесью As, при этом возможно, что выбор руд осуществлялся целенаправленно.

Для РБВ число анализов по обоим регионам сопоставимо: 76 из Ирана и 85 из Месопотамии. РБВ характеризуется повсеместным доминированием мышьяковых бронз в металлопроизводстве (70% в Иране и 74% в Месопотамии), этот сплав стал первой искусственной бронзой на широких пространствах Циркумпонтийской зоны [Равич, Рындина, 1984]. Одновременно с внедрением мышьяковых бронз происходит сильное падение роли «чистой» меди (в Иране до 29%, в Месопотамии до 14%) (рис. 18). Химический состав бронз Месопотамии и Ирана имеет общую специфическую черту – примерно в половине анализов отмечается повышенное содержание никеля (свыше 0.3%), что характерно для руд Талмесси-Мескани [Pigott, 1999, 111-112]. Примесь никеля более ста лет назад была открыта в майкопских бронзах [Virchow, 1891], что впоследствии было подтверждено массовыми исследованиями [Черных, 1966, 38-39]. Этот факт подчеркивает связи, существовавшие между металлопроизводством данных регионов в РБВ.

Еще одна важная черта раннебронзовой металлургии Переднего Востока – появление единичных изделий из оловянной бронзы


Eaton E.R., McKerrel H., 1976. Near Eastern alloying and some textual evidence for the early use of arsenical copper // World Archaeology. Vol. 8. No.2.
Maddin R., Stech Wheeler T., Muhly J., 1980. Distinguishing artifacts made of native copper // Journal of Archaeological Science. Vol. 7.
Pigott V., 1999. A heartland of metallurgy. Neolithic/Chalcolithic metallurgical origins on the Iranian Plateau // The beginnings of metallurgy. Eds. Hauptmenn A., Pernicka E., Rehren T., Yalçin Ü.Der Anschnitt. Beiheft 9. Bochum.
Virchow R., 1891. Analysen kaukasischer und assyrischer Bronzen // Zeitschrift für Ethnologie-Verhandlungen.
Равич И.Г., Рындина Н.В., 1984. Изучение свойств и микроструктуры сплавов медь-мышьяк в связи с их использованием в древности // Художественное наследие. 9 (39). М.
Черных Е.Н., 1966. История древнейшей металлургии Восточной Европы. М.

начало | < назад << 9 10 11 12 13 14 15 16 17 >> вперед > | последняя
© Авилова Л.И., Портал "Археология России", 2007
Изображения
Рис. 18. Соотношение металлургически «чистой» меди и сплавов на медной основе в Иране и Месопотамии в энеолите, РБВ и СБВ.

Наши интернет-партнеры и просто хорошие сайты :) Обмен баннерами

Page generation time: 0.2275